Абу Ильяс (aldan83) wrote,
Абу Ильяс
aldan83

Categories:

Из передачи "Полный Альбац"

ведущая: ymalbats гости: Дмитрий Миловидов (актёр "Норд-Оста"), Марат Абдрахимов (актёр "Норд-Оста"), Константин Сироткин (отец двух заложниц).



М.АБДРАХИМОВ: "Я выходил из зала своими ногами <...> Лежали синюшные люди на холодном бетонном полу - естественно, октябрь месяц, дождь со снегом, выбиты все окна, люди, в чем были, пришли в театр – без верхней одежды, которая была сдана в гардероб, лежали на свежем воздухе, что называется. Синего цвета. У меня был шок, я спрашиваю – они что, все умерли? Человек, который меня выводил, говорит, - да. Вот я шел через маленький проход, была маленькая дорожка, которая не была заполнена людьми, которые лежали – волосы от страха шевелились. Ну, хорошо, что большую часть все-таки откачали. Но картина была ужасающая на самом деле.
<...> Газ я пропустил, я лежал лицом вниз, и видимо, это меня спасло – я не надышался очень сильно. Я проснулся, понял, что начался штурм, я поднялся, сел на кресло, облокотился вниз головой на впереди стоящее кресло, и видимо, тогда я чуть-чуть отрубился. Когда меня стали трясти сзади, спросили – можешь идти? Я сказал – да, могу. Говорят – выходи. <...> И потом, когда меня уже начали выводить, я, когда сидел в автобусе, думаю еще – на случай того, если все будет хорошо – Марат, у тебя лицо не русское, - что начнется? Думаю, что ты можешь сказать? Что на тебе костюм, что на петличке твоя фамилия, что ты актер, что у тебя на военных сапога стэповые набойки – надо как-то объяснить, сказать, что ты актер. Но естественно, никто не разбирался, меня просто вывели и повели куда-то. Я спрашиваю – мы куда? - Там разберутся. А когда привели - лицом к стенке, руки вверх, ноги раздвиньте, и стойте. Я говорю – знаете, я даже руки поднять не могу. Но я еще не знал, что был газ, не могу понять - у меня голова кружится, меня тошнит, не могу понять, что случилось. Подходит один световик, говорит – это наш, это актер. – Разберутся. Подходит продюсер, человек, ответственный по костюмам, говорит – это наш. - Не важно. Никто никого не слушает. Потом меня начало уже рвать, тошнить, очень сильно болела Глова – нас всех, подозреваемый – был еще парень, весь заросший – его тоже приняли за чеченца. Парень из Риги, забыл, как его зовут <...> он был восточных кровей, весь заросший – естественно, сразу подозрение. И нас повезли в соседнюю школу, где находилась выездная прокуратура, очевидно. Меня привели, начали такой допрос с пристрастием - где живу, прописка. Я не мог вспомнить номера своего телефона. Они мне говорят – есть у тебя друзья? - Адрес. Я говорю – я могу ошибиться, дайте мне воды - у меня язык не поворачивается, все пересохло. Вот скажешь - потом дадим. Такое ощущение, как будто в каком-то фашистском лагере. В общем, в итоге, телефон я дал правильный, но по этому телефону не позвонили, позвонили участковому, спросили, есть ли такой дом на вашей территории. Он сказал – нет, такого дома нет. - Вы все врете, нет такого адреса. Но почему-то этот товарищ, участковый, тут же позвонил моему другу и сказал – вы знаете, его уже расстреляли, как террориста. Откуда такая информация? Человек там просто с ума сходил. Хорошо, что ума хватило до родителей это все не донести, которые так же переживали в Уфе за меня очень сильно. <...> И г-н Чайка потом, когда мой вдруг приехал и просто начал качать права, говорит - почему вы выдаете такую дезинформацию, - ведь люди итак все на взводе, а тут говорят, что его расстреляли. Он извинился. При мне извинился, я видел. Но как бы поздно извиняться, когда воробей уже вылетел. Но ладно. <...> Невозможно жить с понятием, почему так случилось, почему погибли дети. Долго себя спрашивал – все 5 лет. Шел своим путем, тяжелым путем, многое понял в этой жизни. Знаете, я сейчас, наверное, правда никого не боюсь, и ни на кого не рассчитываю. Я рассчитываю на себя, и во мне нет страха. Знаете, когда внутри нет страха, человек свободен."

Д.МИЛОВИДОВ: "Были попытки инициировать в Госдуме слушания, которые предприняла общественная комиссия СПС. Большинство голосов в Госдуме расследование было заморожено, слушания не проводились. Как нам удалось выяснить, за 5 лет следствия так и не проведена ситуационная экспертиза по «Норд-осту». Напомню, - если за 3 года после Беслана такая экспертиза была проведена, - по действиям оперативного штаба, по действиям сотрудников милиции, ФСБ, врачей, то по делу «Норд-оста» такая экспертиза не проводилась. <...> С этим связаны наши судебные иски, выяснение правды. <...> Подавались как от частных лиц, потому что попытка подачи такого иска от организации «Норд-ост» требует значительного времени, поэтому для ускорения этого процесса, который, кстати, прокуратура всеми возможными способами тормозит, - мы подаем иски от родственников погибших, бывших заложников, а потом анализируем ответы прокуратуры. Если кто-то накапливает слишком много отказных решений, в бой вступает следующий. Такую тактику мы избрали. В настоящее время нами получен ответ из Страсбурга, начата коммуникация нашей заявки в Страсбурге. Совсем недавно получен меморандум - это ответ России на вопросы Страсбурга. <...> Кроме того, помимо Страсбурга, мы подали заявление в Генпрокуратуру на возбуждение уголовного дела к сотрудникам Штаба, конкретно - господам Проничеву, Патрушеву, Рушайло, Волошину, и мы не снимаем ответственности с г-на Путина. Несомненно, что применение данного спецсредства – разработка, применение и даже хранение которого запрещено Женевской конвенцией. <...> У меня под рукой письмо Федеральной службы безопасности. Отмечается, что применен состав на основе производных фентонила. Из интервью г-на Шевченко мы слышим такую игру слов – что якобы применяется в медицине. Применяется фентонил. Других веществ и производных фентоинла не было в регистре лекарственных средств - ни до 2002 г., ни до 2003 г., ни до 2004. Но вдруг в 2005 г. на знакомых страницах появляется новая страница –«ремифентонил» - с огромными ограничениями по применению, с предупреждением о недостаточной исследованности, а также с такими ограничениями, как, зачитываю: «не применять к пациентам весом менее 50 кг., не применять к женщинам детородного возраста…<...>«Не применять к обезвоженным пациентам» <...> Дыхательный аналептик «нолаксон», который врачи были вынуждены применять в качестве антидота – это наркотическое вещество, по структуре аналогичное морфину, за счет большей химической активности отбивает молекулы фентонила и его производных от рецепторов организма. Но они при этом не разлагаются, они остаются в организме. И если врач не будет осуществлять постоянный мониторинг пострадавшего, через некоторое время после окончания действия «нолаксона», если он был применен, происходит повторный удар обездвиживающим веществом, которое вызывает паралич дыхательного центра. Руководители штаба, наверное, - по тупости ли своей, или по чему-то еще, не поняли, что две минуты без дыхания эквивалентны выстрелу в голову. Потому и погибли люди. Согласно материалам прокуратуры, 112 заложников погибли на месте - еще до оказания помощи, до подхода врачей. <...> ФСБ пыталось перевалить на врачей ответственность за трупы. Следует отметить, что даже после принятия постановления об отсутствия состава преступления в действиях спасателей, действиях медиков, прокуратура продолжала допрашивать врачей, пытаясь добыть у них показания о том, что именно они оказывали помощь данным заложникам. Потому что цифра, на которую мы вышли в результате изучения медицинских экспертиз - 72 человека, которые не получили медицинскую помощь, - вдумайтесь, - из 125 <погибших> заложников. Причем из этого списка мы исключили тех, у кого были хоть какие-то признаки оказания помощи, хоть какие-то следы уколов, мы даже не акцентируем внимание на том, прижизненные ли это были уколы. <...> Фраза из экспертизы: «В 13.10 к автобусу маршрута №12, номер Р-980-ТО, - его хорошо видно на фотографиях, сделанных корреспондентами на площади, - подошли судебные эксперты. Извлекли труп №11–автобус, - они там так и нумеровались – «труп №1-автобус», «труп №2-автобус», «труп№10-автобус – это муж Марины Старковой, раненный в живот» - 35 трупов. Всех их спрятали от объективов телекамер, от СМИ, и только когда площадь очистилась, тогда приступили к разгрузке. По федеральным каналам шел комментарий: это грузят трупы террористов. Температура людей, которые находились в автобусе, подозрительно высокая. Подставляя данные о температуре в известные всем криминалистам номограммы – тут нет ничего нового, это настольная книга криминалиста: «Руководство для врачей» под редакцией Матышева «Осмотр трупа на месте его обнаружения». Так вот подставляя данные о температуре, мы имеем, что даже в 10 часов погибшие заложники в этом автобусе могли быть живы. Это вещество очень коварно – один такт дыхания в две минуты. Частота сердечных сокращений - 40 в минуту. Было ли время у фельдшера определять, жив этот человек, или нет? Такова правда «Норд-Оста». "

http://echo.msk.ru/programs/albac/55756/ (передача полностью)
http://ymalbats.livejournal.com/75492.html (краткое изложение)
Tags: "Норд-Ост", Альбац, цитаты
Subscribe

  • Отжиги РИА "Новостей"

    "Председатель комитета Госдумы по экономической политике Евгений Федоров, делясь своими наблюдениями за ситуацией вокруг Чичваркина, отметил, что уже…

  • Поддерживаю Лукашенко!

    Президент Белоруссии признает, что вызвал раздражение у России, не признав отделившиеся от Грузии территории Южная Осетия и Абхазия. Но он не…

  • (no subject)

    Очень неплохое заявление сделал недавно освободившийся Александр Втулкин (бывший политзаключённый). Вот оно.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments