Category: знаменитости

Category was added automatically. Read all entries about "знаменитости".

волк

Юлия Латынина: "...А потом случилось 11 сентября"

Юлия Латынина:

"<...>И она видит по дороге каких-то страшных ваххабитов пакистанских, в коротких шароварах, с рыжими бородами, обвешанных оружием.
Они приезжают в дом к этому Маргошвили. Собирается окрестное население, буквально для него танцует, рассказывает Елене Константиновне, какой замечательный человек Маргошвили, как он иногда дает им деньги и спасает их детей, если у них что-то происходит. Елена Константиновна видит в доме рабыню, физически рабыню, т.е. она понимает, что эта женщина находится на положении рабыни. Оказывается, что ее собственный сын продал за наркотики. Точнее, у него не было денег заплатить за наркотики, он ее оставил, наркотики увез, а дальше заплатить забыл. Женщину эту тоже отдали Елене Константиновне в знак уважения за посещение. А могли бы украсть вместе с Еленой Константиновной. И это всё происходило в 2002 году, когда в Грузии не было государства.
А потом случилось 11 сентября, и отношение к боевикам переменилось."

("Код доступа", Эхо Москвы, 21.11.2009)
волк

Открытое письмо Мурада Мусаева г-же Латыниной

http://www.ej.ru/?a=note&id=8796 :

Collapse )

Начну, пожалуй, с названия статьи – «Защита подонков и убийц». Очевидно, что этим заголовком Юлия Латынина нанесла оскорбление моему подзащитному, нарушила презумпцию его невиновности и позволила себе распространение информации, порочащей мои честь, достоинство и деловую репутацию. В первую очередь следует напомнить Юлии Латыниной, что адвокат в уголовном процессе осуществляет защиту прав человека, гарантированных ему Господом Богом, Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод, Конституцией России, уголовно-процессуальным законом и т.д. Адвокат защищает человека, а не «подонка» и не убийцу. Следует напомнить уважаемой Юлии еще то, что мы живем в России – стране, где следствие часто непрофессионально и коррумпировано, где уголовные дела часто заказные, где суды часто басманные et cetera. Когда я говорю «часто», я имею в виду «очень часто». И в этой стране адвокат, защитник в уголовном процессе нужен как нигде на белом свете.

Прежде чем приступить к предметному разбору умозаключений Юлии Латыниной, позволю себе заметить, что с самого начала судебного процесса по так называемому «Делу Политковской» Юлия не посетила ни одного заседания, не заглянула в здание Московского окружного военного суда даже на какие-нибудь пять минут. Все суждения Юлии Латыниной заочны, они основаны на слухах, предположениях, а иногда на голых догадках.

Далее по цитатам.

Collapse )
Если бы Юлия Латынина внимательнее следила за процессом, хотя бы дистанционно, то знала бы, что, во-первых, никаких перчаток на предполагаемом убийце не было. Это очевидно из стоп-кадров с камер наблюдения, зафиксировавших движение предполагаемого убийцы. Во-вторых, на пистолете обнаружен пот человека, который вряд ли проступил через перчатки. В-третьих, у Ибрагима и Джабраила Махмудовых с Рустамом Махмудовым имеются общие папа с мамой. При этом ДНК с орудия убийства (которым, по мнению любимого Юлией следствия, пользовался Рустам Махмудов) ни по одному из многочисленных признаков не совпадает с ДНК Джабраила и Ибрагима. Человеку здравомыслящему и изучавшему генетику в школе это кое о чем говорит.

Кроме того, не надо забывать про контекст, в котором представлялось заключение эксперта по ДНК. Речь шла о целом массиве следственных действий, посредством которых следствие пыталось компрометировать моего подзащитного: его стригли, у него отбирали слюну, кровь и т.д. С места преступления были изъяты отпечатки ладони, слюна, пот и т.п., также целый ряд так называемых улик был изъят из машины, которой якобы управлял Джабраил. В общем, была проделана большая работа, но какое бы доказательство ни получило следствие, всё свидетельствовало в пользу Джабраила Махмудова. Кто как не защитник этого парня в суде должен представлять такие доказательства, столь щедрые дары следствия?

3. «Кроме этого, у адвоката Мусаева была еще маленькая проблема: волокна с обивки «жигулей» совпали, согласно экспертизе, с волокнами на пистолете. И чтобы обойти эту проблему, адвокат Мусаев начал читать другую экспертизу. Экспертизу, в которой эксперт сравнивал между собой волокна, взятые из разных мест обивки салона. И делал вывод, что они одинаковы, но «могут входить в состав разных тканей». Адвокат Мусаев читал присяжным экспертизу про обивку салона, пока судья не поймал его за руку, не посмотрел в дело и не сказал: «Эй? Да что это Вы читаете?»

Вот это уже чистой воды ложь. В сцене, про которую говорит Юлия Латынина, не судья поймал адвоката Мусаева за руку, а адвокат Мусаев поймал за руку государственного обвинителя, пытавшегося ввести присяжных заседателей в заблуждение своими «идентичными» волокнами и ворсинками. А что касается суда, то он попробовал было спасти положение государственного обвинителя, но, получив исчерпывающий ответ на свой вопрос о предмете экспертизы, понял, что ошибся, и был таков.

Об этом Юлия Латынина также знала бы, если бы пришла на заседание и слушала участников процесса, а не сплетни.

4. «И вот всю первую половину пятницы я радовалась. Дело в том, что Мурад Мусаев — очень хороший адвокат. И настоящий чеченец — а чеченец чеченца никогда не сдаст. И если уж Мурад Мусаев — блестящий юрист, который будет биться за своих клиентов до конца, — не нашел других аргументов в защиту братьев Махмудовых, значит, этих аргументов нет».

Если бы Юлия Латынина посещала судебные слушания, она знала бы, что нет в деле как раз доказательств, изобличающих братьев Махмудовых, что всё это дело основано на предположениях следователей. А то, что сама Юлия называет доказательствами, – пустое место. И ещё она знала бы, что во вступительном слове адвокат Мусаев сообщил присяжным: его выступление будет состоять из трех частей, на каждую из которых будет отведен один рабочий день, основная часть доказательств будет представлена в третий, заключительный день выступления.

Здесь я должен отметить, что Юлия Латынина всякий раз акцентирует внимание на национальной принадлежности подсудимых и защитника. Я рад тому, где мне довелось родиться, полагаю, что мой подзащитный тоже благодарен за это Богу, но в этом процессе, как уже сказано выше, я защищаю не чеченца, а человека и гражданина России. Упоминание Юлией этнического вопроса при каждом удобном случае, на мой взгляд, может быть направлено лишь на создание этакого образа басурманской «руки, руку моющей». При том уровне ксенофобии, какой мы сейчас имеем в России, этот прием может быть весьма успешно использован для манипулирования общественным мнением и мнением присяжных заседателей.

Collapse )

И коль скоро речь зашла о защитниках убийц Анны Политковской, то именно Юлия Латынина и есть такой защитник. В зале суда сегодня Джабраил и Ибрагим Махмудовы, которых государство пытается осудить ради галочки в отчетности, ради пиара. В зале суда – люди, обвиненные без вины. И если мы получим по этому делу обвинительный приговор, то настоящих убийц Политковской уже никто искать не будет.