Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

волк

Карательная психиатрия вернулась в Краснодар: Новое дело Евгения Новожилова

Оригинал взят у rudy_ogon в Карательная психиатрия вернулась в Краснодар: Новое дело Евгения Новожилова
Оригинал взят у irwi99 в Карательная психиатрия вернулась в Краснодар: Новое дело Евгения Новожилова

кар3В понедельник 29 апреля 2013 года в 8 утра раздался звонок в дверь квартиры, где я проживаю с родителями. Я и мать ещё спали. Отец, подумав, что это звонит кто-то из соседей, приоткрыл дверь. Резко отпихнув моего 82-летнего отца и ударив его дверью так сильно, что у него появился синяк, в квартиру ворвался громила, невнятно пробурчавший что-то про полицию. За ним вошли ещё полдесятка лиц в штатском. Матери и отцу один из ворвавшихся в квартиру «предъявил» удостоверение в стиле «ткнуть в морду» - т.е. таким образом, что они оказались не в состоянии что-либо на нём прочитать. Все лица в штатском немедленно направились в мою комнату. Я проснулся от громкого голоса, обращавшегося ко мне. Поначалу всё показалось кошмарным сном, но уже через секунду мне стало ясно, что этот кошмар происходит наяву. В своей комнате я насчитал 7 непрошенных «гостей».

Мне было предъявлено постановление о проведении у меня обыска в связи с возбуждённым против меня из-за одной из публикаций в «Русской правде» уголовным делом по ст. 282 ч.1 УК РФ. Непрошенные визитёры сгребли с целью изъятия всё, что могли – в первую очередь, конечно, ноутбук. В число изъятых предметов попали почему-то даже рецепты на очки и рентгеновский снимок зуба. Полная опись изъятых предметов полицейскими составлена не была. Позже я предъявил следователю список изъятых предметов, состоящий из 70 пунктов.

Было заявлено, что мне выбрана мера пресечения «подписка о невыезде», и что после допроса я сразу же вернусь домой. Последнее утверждение оказалось ложью. После предъявления обвинения я был ознакомлен с постановлением о направлении меня на стационарную судебно-психиатрическую экспертизу в 3-е отделение Краснодарской краевой клинической психиатрической больницы (ул. Красная, 1), куда я и был доставлен вечером того же дня.

Collapse )

волк

Шок. Как убивает ФСИН

Оригинал взят у basir71 в Шок. Как убивает ФСИН
Оригинал взят у may_antiwar в Шок. Как убивает ФСИН
Я прошу всех обратить внимание на этот пост. В том числе - средства массовой информации. У любого беспредела должен быть свой предел. И будто в бездну заглядываешь, когда выясняется, что его нет...

Козлов - не политический заключенный. Он никому особо не интересный заключенный, осужденный по мошенничеству к трем годам лишения свободы. Мы, как мне помнится, случайно, обходя камеры, зашли в его палату в больнице "Матросской Тишины". Немолодой совсем человек. Явно очень больной. Он перенес коронарное шунтирование, у него шесть, то ли семь шунтов стояло. В Матроске он загибался. Без помощи кардиолога, без необходимой коронарографии, без лекарств, которые у его жены почему-то не принимали. На этап его не отправляли - понимали, что не дотянет, в больнице - давали какие-то таблетки. Он жаловался, что от них еще хуже.

В частности 12 марта я писала о Козлове:

"Вот Козлов Николай Николаевич с тяжелейшими нарушениями кровообращения. Мы были у него две недели назад и сейчас. Доктор в прошлый наш приход обещал подумать над необходимостью медицинского обследования Козлова. Результат никаков. Через день после нашего прошлого посещения Козлов написал заявление - ответа нет. А врачи всё упирают на то, что Козлов не подпадает под постановление. Когда он попадет-то? Когда, не приведи Всевышний, скончается?Ну зачем тяжело больного человека, у которого срок-то три года за мошенничество, гноить в СИЗО? Ну кому лучше от того, что он там страдает? Collapse )

волк

(no subject)

Ребята, прочтите, пожалуйста, это и перепечатайте у себя, если возможно. Человек, о котором идет речь, умирает из-за путинской своры. он ослеп, ему отказали в проведении химиотерапии, и у него начались метастазы в печень. До кучи, онкологического больного заразили туберкулезом. Кстати, Вася Алексанян не был совладельцем Юкоса, он был лишь нанятым юристом. У него маленький ребенок. ...

27 декабря 2007 г.
«Власти Российской Федерации своими действиями реально поставили меня на край могилы»

Заявление для прессы и правозащитников Алексаняна Василия Георгиевича, находящегоося в ФГУ ИЗ-77/1 УФСИН России по г. Москве

27.12.2007 г. Российская Федерация обязана выполнить уже третье по счету Указание Европейского суда по правам человека о моей скорейшей госпитализации в специализированную гражданскую клинику из тюрьмы, где я сейчас нахожусь.
Предыдущих два аналогичных Указания от 27.11.2007 г. и 06.12.2007 г. властями РФ были полностью проигнорированы.
Вот уже 21 месяц как я нахожусь в, так называемом, «предварительном заключении» по сфальсифицированному обвинению как один из руководителей НК «ЮКОС».
Я был вынужден обратиться в Европейский суд по правам человека фактически за спасением своей жизни, т.к. власти Российской Федерации своими действиями реально поставили меня на край могилы.
Более года назад в результате проведения судебно-медицинской экспертизы у меня было обнаружено смертельное заболевание. Уже тогда мое состояние требовало начала высокоактивной химиотерапии с целью поддержания жизни и ее продления. Заключение экспертов прямо ставило возможность содержания меня в тюрьме в зависимость от срочного начала химиотерапии. При этом эксперты отказались отвечать на поставленный следствием вопрос, возможно ли вообще проводить такую химиотерапию в условиях режима СИЗО, так как такая терапия сама по себе обладает смертельными побочными эффектами и требует соблюдения особых условий ее проведения.
С тех пор, не смотря на мои многократные обращения и жалобы, я продолжаю незаконно содержаться в тюрьме, не получая жизненно необходимой мне химиотерапии и, не имея возможности лечиться в специализированной гражданской клинике, куда я был поставлен на учет в связи с обнаруженным у меня заболеванием.
При этом, я предпринял все от меня зависящее, чтобы добиться проведения химиотерапии, включая подписание требуемого по закону информированного согласия пациента. Но лечение так до сих пор начато и не бьло. Более того, следствие, признавая правомерность моих требований об обеспечении условий лечения, не только не предприняло никаких действий в этом направлении, но и совместно с СИЗО препятствовало моему доступу к лечащему врачу и врачам специалистам из гражданской клиники.
Закономерным результатом такого развития событий явилось существенное ухудшение моего физического состояния, переход заболевания в более тяжелую стадию, развитие ряда других заболеваний, таких как, опухоль печени и лимфатических узлов.
Как итог, к октябрю месяцу 2007 года мое состояние здоровья стало угрожающим. А с 16.10.2007 г. медперсонал СИЗО начал фиксировать ежедневную лихорадку с повышением температуры выше 38 С.
Мое состояние стало таким, что даже врачи ФГУ ИЗ-99/1 ФСИН России вынуждены были подтвердить неспособность моего участия в судебно-следственных мероприятиях. Ухудшение было настолько очевидным, что уже 23.10.2007 г. был создан консилиум гражданских врачей-специалистов, который в присутствии врача СИЗО, по результатам моего осмотра дал заключение о том, что я нуждаюсь в срочном помещении в стационар специализированной гражданской клиники для обследования, уточнения причин лихорадки и лечения.
Однако, вместо выполнения требований врачей-специалистов 26.10.2007 г. я был совершенно неожиданно переведен в больницу другой тюрьмы, а именно, в ФГУ ИЗ-77/1 УФСИН России по г. Москве. С тех пор по сей день я нахожусь там, так и не получая необходимой для моей жизни химиотерапии. И это при том, что 31.10.2007 г. самим следствием было официально признано, что мое обследование и лечение в СИЗО невозможно.
Однако, вместо ожидаемого помещения меня в гражданский специализированный стационар 15.11.2007 г. Московский городской суд по ходатайству следствия продлил мне срок содержания в тюрьме до 02.03.2008 г., полностью проигнорировав представленное самим же следствием заключение консилиума врачей от 23.10.2007 г., положив в основу решения подложную медицинскую справку от 29.10.2007 г. из ФГУ ИЗ-77/1 УФСИН России по г. Москве, о том, что я, якобы нахожусь в «удовлетворительном состоянии» и могу участвовать в судебно-следственных действиях, тогда как в моей истории болезни от 29.10.2007 г. зафиксирована температура 39 С.
На следующий же день 16.11.2007 г. следствие возобновило процесс ознакомления с делом, который не проводился в течение месяца до этого момента в виду моего неудовлетворительного состояния здоровья. При этом следователь, являющийся ко мне в изолятор, прекратил предоставлять мне предусмотренную законом возможность делать заявления и оформлять ходатайства в протоколе ознакомления с делом, как это делалось ежедневно на протяжении всего периода знакомства с делом. Таким образом, я с этого момента был лишен возможности осуществлять свои права обвиняемого и, что наиболее важно, не мог фиксировать в протоколе свои объяснения, касающиеся состояния здоровья, препятствующего продолжению ознакомления с делом.
Такое положение искусственно создало условия для последующего незаконного ограничения меня и моих защитников в ознакомлении с материалами дела, что и было осуществлено по постановлению Басманного суда от 19.12.2007 г. до 15.01.2008 г.
Поняв, что никто не собирается предоставлять мне возможность получать жизненно необходимую медицинскую помощь, 26.10.2007 г. я обратился в Европейский суд по правам человека, который, рассмотрев представленные документы, вынес Указание немедленно поместить меня в специализированный гражданский стационар. Это Указание Российской Федерацией выполнено не было.
06.12.2007 г. Европейский суд по правам человека повторил свое Указание, установив конкретный срок помещения меня в клинику до 10.12.2007 г. Но и это Указание также было проигнорировано Российской Федерацией, которая вместо беспрекословного выполнения своих международных обязательств по соблюдению прав человека стала направлять в Страсбург бессмысленные бюрократические отписки на плохом английском языке.
В результате, сложилась невиданная ситуация, когда Европейский суд по правам человека был вынужден в третий раз потребовать от властей России выполнить свои Указания по помещению меня в срок до 27.12.2007 г. в гражданский специализированный стационар.
Подобное поведение Российских властей является бесспорным подтверждением того факта, что люди, невинно преследуемые по делу ЮКОСа, не защищены не только никаким Российскими законами, но и лишены возможности получать защиту международных, официально признанных Российской Федерации институтов по защите прав человека, каковым является Европейский суд.
Такие действия властей не только подтверждают творящееся в России беззаконие, но и сами по себе являются причиной конкретных тяжких последствий для меня лично. За два месяца пребывания так называемой тюремной «больнице», я заболел туберкулезом.
Таким образом, в результате незаконного почти двухлетнего содержания в тюрьме еще до суда я, будучи практически слепым, доведен до критического предсмертного состояния сознательными, хорошо спланированными совместными действиями прокуроров, следователей, судей и тюремных врачей. При этом, все это время не прекращались попытки сделать меня лжесвидетелем и получить от меня показания, порочащие других руководителей компании НК «ЮКОС», в обмен на изменение мне меры пресечения по состоянию здоровья, то есть фактически в обмен на жизнь. Это немыслимо в 21 веке, но происходит в реальности под завесой замалчивания, сокрытия фактов и лжи.
Я призываю Российское и Международное сообщество остановить процесс бесконечного, бессмысленного избиения людей, имевших хоть какое-то отношение к компании НК «ЮКОС». Презумпция невиновности, закрепленная Российской Конституцией не должна превращаться в фикцию и легко попираться в угоду чьим бы то ни было интересам.

Алексанян В.Г.
СИЗО
26.12.2007 г."
волк

Из передачи "Полный Альбац" (http://www.echo.msk.ru/programs/albac/55756/index.phtml)

ведущая: ymalbats гости: Дмитрий Миловидов (актёр "Норд-Оста"), Марат Абдрахимов (актёр "Норд-Оста"), Константин Сироткин (отец двух заложниц).



М.АБДРАХИМОВ: Collapse ) Когда меня стали трясти сзади, спросили – можешь идти? Я сказал – да, могу. Говорят – выходи. <...> И потом, когда меня уже начали выводить, я, когда сидел в автобусе, думаю еще – на случай того, если все будет хорошо – Марат, у тебя лицо не русское, - что начнется? Думаю, что ты можешь сказать? Что на тебе костюм, что на петличке твоя фамилия, что ты актер, что у тебя на военных сапога стэповые набойки – надо как-то объяснить, сказать, что ты актер. Но естественно, никто не разбирался, меня просто вывели и повели куда-то. Я спрашиваю – мы куда? - Там разберутся. А когда привели - лицом к стенке, руки вверх, ноги раздвиньте, и стойте. Я говорю – знаете, я даже руки поднять не могу. Но я еще не знал, что был газ, не могу понять - у меня голова кружится, меня тошнит, не могу понять, что случилось. Подходит один световик, говорит – это наш, это актер. – Разберутся. Подходит продюсер, человек, ответственный по костюмам, говорит – это наш. - Не важно. Никто никого не слушает. Collapse )"

Д.МИЛОВИДОВ: "Collapse ) Дыхательный аналептик «нолаксон», который врачи были вынуждены применять в качестве антидота – это наркотическое вещество, по структуре аналогичное морфину, за счет большей химической активности отбивает молекулы фентонила и его производных от рецепторов организма. Но они при этом не разлагаются, они остаются в организме. И если врач не будет осуществлять постоянный мониторинг пострадавшего, через некоторое время после окончания действия «нолаксона», если он был применен, происходит повторный удар обездвиживающим веществом, которое вызывает паралич дыхательного центра. Руководители штаба, наверное, - по тупости ли своей, или по чему-то еще, не поняли, что две минуты без дыхания эквивалентны выстрелу в голову. Потому и погибли люди. Согласно материалам прокуратуры, 112 заложников погибли на месте - еще до оказания помощи, до подхода врачей. <...> ФСБ пыталось перевалить на врачей ответственность за трупы. Следует отметить, что даже после принятия постановления об отсутствия состава преступления в действиях спасателей, действиях медиков, прокуратура продолжала допрашивать врачей, пытаясь добыть у них показания о том, что именно они оказывали помощь данным заложникам. Потому что цифра, на которую мы вышли в результате изучения медицинских экспертиз - 72 человека, которые не получили медицинскую помощь, - вдумайтесь, - из 125 <погибших> заложников. Причем из этого списка мы исключили тех, у кого были хоть какие-то признаки оказания помощи, хоть какие-то следы уколов, мы даже не акцентируем внимание на том, прижизненные ли это были уколы. <...> Фраза из экспертизы: «В 13.10 к автобусу маршрута №12, номер Р-980-ТО, - его хорошо видно на фотографиях, сделанных корреспондентами на площади, - подошли судебные эксперты. Извлекли труп №11–автобус, - они там так и нумеровались – «труп №1-автобус», «труп №2-автобус», «труп№10-автобус – это муж Марины Старковой, раненный в живот» - 35 трупов. Всех их спрятали от объективов телекамер, от СМИ, и только когда площадь очистилась, тогда приступили к разгрузке. По федеральным каналам шел комментарий: это грузят трупы террористов. Температура людей, которые находились в автобусе, подозрительно высокая. Подставляя данные о температуре в известные всем криминалистам номограммы – тут нет ничего нового, это настольная книга криминалиста: «Руководство для врачей» под редакцией Матышева «Осмотр трупа на месте его обнаружения». Так вот подставляя данные о температуре, мы имеем, что даже в 10 часов погибшие заложники в этом автобусе могли быть живы. Это вещество очень коварно – один такт дыхания в две минуты. Частота сердечных сокращений - 40 в минуту. Было ли время у фельдшера определять, жив этот человек, или нет? Такова правда «Норд-Оста». "

http://echo.msk.ru/programs/albac/55756/ (передача полностью)
http://ymalbats.livejournal.com/75492.html (краткое изложение)